Новогодние каникулы в Узбекистане. Часть первая.

              Путешествие образовалось негаданно и в рекордно короткие сроки. 26 декабря было принято решение, а в ночь с 30-го на 31- мы уже летели на огромном двухэтажном аэробусе по маршруту Москва-Ташкент. Самолет набит под завязку возвращающимися (вот так слово написала... устно не выговорить!) на родину блудными сынами Узбекистана, которых на регистрации было почти не видно за телегами и коробками с электронной техникой. Везут домой подарки на Новый год. Летели на удивление плавно и без эксцессов. Сильно боялась только первые 15 минут на взлете. "Иван Васильевич меняет профессию" на бортовых мониторах очень разрядил психологическую напряженность. Прибыли. Часов шесть на отдых - и "Здравствуй, Ташкент!"

                                 
                                           Часть первая. Ташкент.

             Итак, Ташкент… Огромный, просторный, современный…
 
Телевышка
                                             Телевышка
 

                                Мемориальный комплекс памяти жертв репрессий            
 
              По улицам и проспектам снуют почти исключительно белые автомобили, призванные отражать солнечные лучи. Легковушки, микроавтобусы - все сплошь местного производства. На привозные иномарки действуют сумасшедшие акцизы, и народ пересел (чего в общем-то и добивались) на продукты собственного автопрома. Белые одинаковые микроавтобусы, снующие повсюду словно вереницы тараканов-альбиносов, будут и потом постоянно радовать глаз на протяжении всего нашего путешествия.
              Нужно где-то раздобыть СУМЫ. Банкоматов нет, обменников тоже не наблюдается. Кое-где берут и рубли, и доллары, молниеносно калькулируя в уме курсы валют. Но я чувствую, что мои математические способности безвозвратно остались в далеком прошлом. Устно перевести доллар в рубль, рубль в сум и наоборот - непосильная задача. Особенная засада - нули, потому как числа, в основном, пятизначные. Это вводит в какой-то ступор: то потеряешь ноль, то наоборот. Чтобы хоть на какое-то время избавить нас от комплекса неполноценности, гид везет на рынок, где быстро-быстро меняют рубли по курсу 1:50. Близко к действительности, поскольку пописать - стоит 500 сумов. Счет тысячесумовых купюр менялой происходит быстрее, чем деньгосчитательной машинкой (или как ее там...). Получив несколько "кирпичей" денег, перетянутых, как и положено, резинкой, кладем их в большой полиэтиленовый пакет. Почти миллионеры! Надолго ли хватит?
             В главном сквере – огромная елка, музыка, толпа. «Вся область здесь, – говорит наш гид. - Ташкентцы сейчас сидят дома.» И есть в этом что-то от «понаехало тут». Над сквером возвышается постамент. На постаменте земной шар. Уж не Ленин ли здесь раньше стоял? - интересуемся мы. А то! – отвечает гид. Но постамент-то хоть остался тот же? – с надеждой спрашиваем мы. А как же!- отвечает гид. Идолы меняются, а постамент хороший, сделан на совесть, на века, чего зря пропадать?

                                                Здесь был Ленин...
 
                 В праздничном море людей все же есть некий диссонанс – все в черном. Женщины, мужчины, подростки. Только маленькие дети вносят некую пеструю крапинку в это «черное море». Ну и моя бордовая куртка и красная толстовка – как свидетельство того, что вот «мы люди не местные»…  Машины белые, люди – в черном. Как будто шахматные фигуры, особенно эта ассоциация сильна на автостоянках.
                Памятник скорбящей матери, вечный огонь в память погибшим в ВОВ. Наш гид говорит, что 9 мая по распоряжению руководства республики теперь называют не «Днем победы», а «Днем памяти жертв ВОВ». Чем помешал «День победы»?
               Решили покататься на метро (своего, видимо, мало!) На входе – милиция. Проникаются подозрительностью к нашим европейским физиономиям и просят показать документы, изложить цель поездки и проводят досмотр рюкзачка. С миром отпускают. Над эскалатором наплывают плакаты на узбекском и русском: «Бдительность – залог нашей безопасности!». Объявления по станции, кстати, тоже на узбекском и русском. Станции без архитектурных излишеств, но с орнаментом на стенах в восточном стиле. Все рекламные плакаты в вагонах и на эскалаторе – наши, родные. Кстати, на магазинах тоже довольно много вывесок на русском. Русский язык вообще в ходу (не как основной, а при необходимости). Т.е. большинство говорит на нем довольно свободно. За исключением ГАИ-шников и постовых милиционеров, прибывших на службу из дальних кишлаков. К слову сказать, к ГАИ-шникам здесь отношение еще менее уважительное, нежели у нас.
            Из своего первого (страшно произнести!) тридцатилетней давности визита в Ташкент, вспомнила и опознала лишь здание театра и сквер.. Смутно – монумент в память о землетрясении 1966г. Те дома, что были отстроены сразу после землетрясения и на то время были новенькими, но с национальным колоритом, конечно, за тридцать лет подрастеряли былую свежесть. Но много нового, из стекла и бетона. Светлое, какое-то легкое, просторное, как и сам город. И чисто. И доброжелательно! И… В общем, понравилось!

                                                                                               Монумент в память о землетрясении 1966 г. Разлом.
 

                                                                                          Дворец князя Романова
 

                                                                               Медресе Барак-Хана
 

                                                             Гюльчатай
 

                                                                                          Улочка старого города
 

                                                                                                                  Стена
 

                                                                                                           Летнее кафе
 

                                                                                                Новогодние гулянья. Белые машинки.
               
                Гостиничка наша новая, но в старом, малоэтажном районе, который вроде бы даже не пострадал от землетрясения тогда. На первом этаже ресторанчик с застекленной пристройкой-террасой, выходящей на внутренний дворик. Новый год постояльцы отмечают здесь. Во дворике - елочки и туи, украшенные гирляндами. Над крышей гостиницы встает луна. Фейерверки и новогодняя пальба отсутствует в принципе - запрещено. За соседним столиком – девичник. Узбекские девушки пьют и закусывают, говорят тосты, покуривают, подтанцовывают в такт мелодии, несущейся из танц-зала. Многие мужчины мечтают о близких отношениях с молодой красивой девушкой. Но подруги и жены есть не у всех, да и не все девушки готовы делать некоторые вещи даже мужу или бой-френду. Вот потому-то для удовлетворения своих сексуальных потребностей мужчины ищут номера проституток Харькова . Не обходится это явление без сайта hot-love.org. Опять все в черном. Но не мрачно. И у некоторых – шикарные разрезы практически на всю длину юбки. Часа в два ночи, подваливают мужики. Отметив дома с семьей - желают продолжения банкета вне дома. Гудеж продолжается часов до шести утра. Наш номер в почти пустой гостинице, конечно же, по законам гостеприимства, непосредственно над рестораном. Так что пучим глазки и тоже гуляем до последнего посетителя.
            Уже сегодня – путь в Самарканд.
            Продолжение следует...

Прикрепленный файлРазмер
Телевышка195.47 кб
Мемориальный комплекс жертвам сталинских ререссмй443.88 кб
То же318.17 кб
Монумент в память о землетрясении 1966г. 606.76 кб
Здесь был Ленин253.35 кб
DSC09838.jpg776.38 кб
Медресе376.97 кб
Гюльчатай391.29 кб
Старая улочка Ташкента517.74 кб
Глинобитные стены723.81 кб
Летнее кафе588.9 кб
Новогодние гулянья605.08 кб

Комментарии

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Интересно написала, прочитал

Интересно написала, прочитал с удовольствием.  

Зима в Ташкенте хорошая:

Зима в Ташкенте хорошая: короткая, не успевает надоесть. ))  А не удалось местных жителей поснимать? Почему-то сейчас на снимках из Ташкента, в основном, одна архитекутура и пр. городские виды. Людей  практически не видно. Ведь, раньше толпы народа везде были: и в центре, и на окраинах... я уже не говорю про рынки.  Как-то раз коллега на работе рассказывала: приехала к ней мама из Тамбовской области, пошла вечером в магазин и тут же вернулась. - У вас там на улице какая-то демонстрация...  А это с заводской проходной народ шёл после работы. ))   
Кстати, там собирались на латиницу переходить. Сосисочная по-узбекски называлась сосискахона ( по аналогии с чайханой). Потом стали то же самое писать латинскими буквами. Судя по всему, не перешли?

Ташент 31-го числа был 

Ташент 31-го числа был  пустынен. За исключением центрального парка с елкой - там были мссовые гуляния, музыка, развлекалки..И вечером  была толпа. На латинице пишут. Чем дальше от Ташкента - там больше.
 

 Раньше город в т.ч.

 Раньше город в т.ч. подпитывался теми самыми приезжими из кишлаков. Учили русский язык, получали рабочие специальности... Сейчас их прописка в столице запрещена, поэтому, наверное, народу значительно меньше. Давно уже там не была, очень интересно почитать-посмотреть...  

Новый год

 Погода прямо как ранняя весна в Подмосковье.

Крайне интересно!

 
Лера, очень рад Вашей публикации! И текст и фотографии традиционно на высоте! Не пришлось побывать в Узбекистане, поэтому интересно вдвойне! Буду ждать продолжения! Успехов!